Новости

Алексей Гончаренко о «Войне» Юлии Поспеловой.

Читавшие «Леху» и «Говорит Москва» узнают этот текст Юлии Поспеловой по синтаксису, а знакомые с ее пьесой «Бах-бах-бах» заметят продолжение осмысления темы страшных военных событий через сказку, поэзию.

 

Драматург предназначает свою пьесу для театра кукол, предлагая режиссеру текст, готовый стать поводом для визуального театра, что большая редкость. Здесь нет ни одной ремарки. Или, напротив, нет текста, которые произносят действующие лица. Это остается на выбор читателя и постановщика. Указанные в списке действующих лиц персонажи – порядковые числительные и местоимение – лишь обозначение историй.

Опасный путь четырех пластмассовых солдатиков представляется одновременно детской игрой и театром военных действий. Так одноглазый Кен, читающий письмо от Барби, дышит то ли пылью за диваном, то ли дымом атак. Он оставлен детьми у плинтуса, а значит оказывается сломанным, но не сломленным.

 

Текст на 10 страницах напоминает поэму, в которой авторский текст Поспеловой вступает в диалог с цитатами из известных произведений, которые зачастую не нуждаются в атрибуции, потому что не требуют мгновенного узнавания. Они представляют присутствие коллективной памяти в новом тексте на вечную тему:

Забытые в песочнице, под партой,

Затерянные в складках простыней.

Не в землю эту полегли когда-то,

А превратились в белых журавлей.

Наверх