Новости

Заведующий литературно-драматургической частью Севастопольского театра юного зрителя Денис Алтухов о пьесе Елены Лукмановой «Сказка про Сашу Пабузина и Грустную Лошадь».

В положениях драматургических конкурсов встречается жесткое требование по дате написания пьесы. Например «в течение последних трех лет». Зачем? Может быть, чтобы подчеркнуть, что организаторы конкурса хотят видеть в пьесе приметы времени. Еще может быть, чтобы как-то оградить конкурс от многолетних закромов бывалых графоманов, но это не очень работает. В «Ремарке» положение щадящее, возраст пьесы не оговорен. «На Конкурс принимаются только новые произведения (не поставленные в профессиональных театрах и антрепризах)». И все равно, слово «новые» намекает.

 

Примет времени в пьесе Елены Лукмановой «Сказка про Сашу Пабузина и Грустную Лошадь» нет. Эта сказка могла быть написана и три года назад, и пять, и десять. Сколько лет назад в парках стали продавать сахарную вату? Вот столько лет назад и могла быть написана. Никто из героев не пользуется гаджетами и соцсетями. Напротив, есть косвенное указание, что действие происходит не сегодня и не вчера: третьеклассник Саша Пабузин носит портфель, а кто сейчас носит портфель?  А лошади в парке всегда грустны.

 

В этой пьесе есть главное (на практический взгляд): простой и внятный сюжет. «Сказку про Сашу Пабузина и Грустную Лошадь» сможет легко пересказать, не упустив ни одной важной детали, зритель шести-семи лет и сколь угодно старше. Во вневременных декорациях разворачивается вневременной сюжет. Встречаются два одиночества, помогают друг другу и совершают подвиг. Это же вечный сюжет. Зачем ему приметы времени? Незачем. И так хорошо.

 

Еще один несомненный плюс – герои «Сказки» говорят живым языком, без патетики и назиданий.

 

Пьеса Елены Лукмановой не претендует ни на новое слово в драматургии, ни на поиски нового слова. Это просто пьеса, которую можно (да и нужно!) поставить в театре, и всем найдется приятная работа: и режиссеру есть, над чем подумать, и артистам есть, что поиграть, и художнику с бутафором есть, где развернуться. А зрителям просто захочется улыбнуться, как улыбнулись в финале Саша Пабузин и Грустная Лошадь, когда свежий ветер унес лишнее.

Наверх