Новости

Драматург Константин Фёдоров о пьесе “Большой орех финел-ми” Жени Сташкова.

– Да это вообще не пьеса! Где ремарки?

– Я ничего не понял! Как это можно поставить?

– Почему автор то указывает, кто говорит, а то нет?

– Что за имена такие непонятные: «татул-са» и «ниил-ча»?

 

Наверняка драматургу Жене Сташкову придётся выслушать или прочитать немало подобных отзывов про свою пьесу «Большой орех финел-ми». Я вот, кстати, тоже не знаю, как это поставить. Знал бы – был бы режиссёром.

Но мне читать было интересно. В этом тексте, несомненно, есть поэзия.

 

В этом тексте сочиняются (или переосмысливаются?) мифы, чьи корни, кажется, надо искать в Африке. Можно вспоминать Амоса Тутуолу, можно не вспоминать. Но коли уж я вспомнил, скажу, что общего у Тутуолы и Сташкова: у них не только место действия и герои весьма экзотические, но и общая логика, и мораль (если она есть) совершенно не такие, как мы привыкли. То есть не из русских, европейских или американских сказок – а из иного мира, о котором мы толком ничего не знаем. Но можем к нему прикоснуться, если кто-то поставит «Большой орех финел-ми». Конечно, здесь очень велика опасность, что на сцене всё будет выглядеть не так, как задумывал автор. Но драматурги знают, что опасность всегда велика. А если ничего не навязывать художнику и режиссёру, а дать им повод для фантазирования, может получиться что-то очень неожиданное и хорошее. Здесь этот повод есть.

Наверх