Новости

Игорь Яковлев: «Каждый драматург пытается изменить современный глобус театра»

Совсем скоро «Ремарка» приедет в Уфу, расскажите, пожалуйста, о театральной жизни города в целом и о положении современной драматургии в частности?

 

Уфа – театральный город! У нас есть театры государственные академические, есть частные профессиональные, экспериментальные, пластические, студенческие, народные. Часто появляются проекты городского масштаба, которые объединяют артистов из разных театров или просто увлечённых театральным искусством непрофессионалов. Поскольку Уфа – столица многонациональной республики, у нас есть национальные театры – Башкирский академический театр драмы им. Мажита Гафури, где играют спектакли на башкирском языке, Уфимский государственный татарский театр «Нур», где играют на татарском языке. В Национальном молодёжном театре им. Мустая Карима параллельно работают башкирская и русская труппы. Театральным флагманом, лично для меня, является Государственный академический русский драматический театр республики Башкортостан. Ну и конечно, нельзя не упомянуть наши замечательные Театр оперы и балета и Театр кукол, а также недавно созданный муниципальный Театр юного зрителя.

Из негосударственных назову очень мощный частный профессиональный The Театр, потрясающий авторский театр Alter ego Светланы Аюповой, Мастерскую театральных миниатюр имени МЕнЯ Екатерины Темновой, театр буффонады и гротеска De Bufo, Мастерскую пластических измышлений "МеЖдуТанцем" Ольги Даукаевой. Не у всех этих театров есть своя постоянная площадка, но, безусловно, у них есть свой стиль, свой взгляд на мир и преданные зрители. Эти театры известны и за пределами нашей республики, они частые и узнаваемые гости всероссийских и международных фестивалей. Не все театры назвал, но я надеюсь, остальные меня простят. Чувствую огромную ответственность, представляя театральный мир Уфы.

Развитием современной драматургии, продвижением пьес местных авторов, пишущих как на русском, так и на башкирском языке активно и профессионально занимается Центр современной драматургии и режиссуры республики Башкортостан. Он был основан в 2014 году режиссёром Зиннуром Сулеймановым и театральным продюсером Алиёй Яхиной. Каждый год центр проводит семинары для молодых и начинающих драматургов, режиссёрские лаборатории, на которых драматурги могут увидеть этюды по своим пьесам, а для начинающего автора проверка сценой очень важна! Среди педагогов и экспертов семинара – московские критики Валентина Фёдорова и Павел Руднев, драматурги Родион Белецкий, Михаил Дурненков, Олег Богаев, Фарид Нагим и, конечно, наши местные авторы – обаятельнейшая, потрясающая Наталия Мошина из Уфы и мудрый, внимательный Владимир Жеребцов, живущий недалеко, в Стерлитамаке, – их пьесы ставят по всей России и за её пределами. Горжусь тем, что и мои тексты обсуждались в рамках этого семинара и были опубликованы в итоговых сборниках «Современная драматургия Башкортостана». Благодаря ЦСД уже многие пьесы молодых авторов, обсуждавшиеся на семинаре или даже созданные в процессе его работы, нашли своих режиссёров и поставлены в разных городах республики.

 

Есть ли у вас театральные предпочтения в вашем городе?

 

Из «официальных» театров – это, безусловно, Государственный академический русский драматический театр республики Башкортостан. Это мой родной театр. Здесь я несколько лет проработал звукооператором. Я уже кровно связан с этими стенами, я влюблён в артистов этого театра, я многим обязан постановочной команде, а звуковой цех – это уже не просто друзья, это родные мне люди. Поэтому я необъективен к этому театру, я люблю почти все его спектакли. И это всегда будет первый театр в Уфе, который я посоветую посетить.

Из негосударственных театров меня восхищает легендарный проект «Alter ego» Светланы Рифовны Аюповой. Её спектакли – это всегда откровение, настолько неожиданный взгляд на известные всем произведения, что после каждого спектакля нужно некоторое время, чтобы вернуться в реальность.

 

Какой ваш список must see в театральной жизни Уфы для тех, кто только приедет в ваш город?

 

Пожалуй, я просто назову свои любимые спектакли.

М.Ю. Лермонтов «Маскарад» (режиссер Игорь Селин) – Государственный академический русский драматический театр республики Башкортостан.

И.С. Тургенев «Отцы и дети» (режиссер Пётр Шерешевский) – Государственный академический русский драматический театр республики Башкортостан.

А. Зайцев «Кофейный блюз» (режиссер Михаил Лебедев) – Государственный академический русский драматический театр республики Башкортостан.

А. Камю «Калигула» (режиссер Азат Зиганшин) – Национальный молодёжный театр республики Башкортостан им. Мустая Карима.

А. Приставкин «Ночевала тучка золотая» (реж. Мусалим Кульбаев) – Национальный молодёжный театр республики Башкортостан им. Мустая Карима.

О. Жанайдаров «Джут» (режиссер Айрат Абушахманов) – Башкирский академический театр драмы им. Мажита Гафури.

П.И. Чайковский «Орлеанская дева» (режиссер Филипп Разенков) – Башкирский государственный театр оперы и балета.

К. Бизё «Рыдания» (режиссер Алсу Галина) – The Театр.

Спектакль-вербатим «Наши» (режиссер Рима Харисова) – проект республиканского Центра современной драматургии и режиссуры.

Студенческий театральный фестиваль главных женских ролей «Актриса-весна» – проект Екатерины Темновой, создателя МТМ им. МЕнЯ.

 

Каковы ваши впечатления от прошлогоднего конкурса «Ремарка» в Казани, в котором вы стали победителем в номинации Приволжский федеральный округ?

 

Великолепный город (в Казани я был впервые), чёткая организация фестиваля, очень интересные мастер-классы, читки, сделанные в разных стилях и просто потрясающая команда!

Олег Липовецкий – режиссёр, который чувствует каждую пьесу и умеет открыть её зрителю. Два дня он рекламировал читку моей пьесы публике «Ремарки» – предупреждал, что пьеса шокирующая, противоречивая, неоднозначная и на читку лучше не приходить людям со слабой нервной системой, сильными моральными принципами и неуравновешенной психикой. Естественно, после таких предупреждений, зал был переполнен.

И ещё он совершенно искренне влюбляется в пьесы. Уже на Любимовке, представляя меня своим друзьям, он сразу же начинал рассказывать им про «Время сбора плодов». И так же восторженно он пересказывал пьесы «Человек из Подольска» Дмитрия Данилова, другого победителя «Ремарки», или  «Синий слесарь» Михаила Дурненкова, одну из самых недооценённых пьес современной драматургии. Про тексты, которые ему нравятся, Олег Липовецкий рассказывает всем, даже если это просто дружеская беседа и его аудитория в этот момент два-три человека, и рассказывает так увлечённо, что невозможно не загореться желанием прочитать эти пьесы. Это потрясающее качество для художественного руководителя драматургического конкурса!

С председателем жюри «Ремарки» Михаилом Дурненковым я был знаком ещё по уфимским встречам. Мне всегда нравились его тексты, я видел спектакли по его пьесам. Это профессионал высочайшего уровня. Несколькими точными словами он может «вскрыть» твою пьесу, рассказать, как она сделана, показать её сильные и слабые стороны и, что очень важно, дать «рецепт лечения», если он необходим.

Михаил Дурненков – это вождь. Он вдохновляет! После его мастер-классов хочется идти на баррикады, искать новые формы, вообще пытаться сделать что-то новое. При этом в его словах никогда нет никакого пафоса, но слова его освобождают и дают силу.

Мне не хватило «Ремарки». Всего три дня! Хотелось продолжения.

 

Расскажите, пожалуйста,  про свой яркий драматургический год с фестивалями – «Ремарка» и «Время сбора плодов», «Любимовка» и «На Луне»?

 

Год действительно был удачным. «Время сбора плодов» была отмечена не только на «Ремарке». За эту пьесу я получил Молодежную премию Союза театральных деятелей республики Башкортостан в области театрального искусства в номинации «Лучшая работа драматурга», а недавно пьесу перевели на румынский язык. Видеть перевод своего текста на сайте переводчика Elvira Rimbu в списке с пьесами таких авторов как Иван Вырыпаев и Василий Сигарев – это особенное ощущение.

«На Луне», кроме Любимовки, вошла в шорт-лист конкурса «Исходное событие XXI век». И кроме московской читки была уже потрясающая читка в Петрозаводске (режиссёр Олег Липовецкий). Честно говоря, не думаю, что по этой пьесе будет поставлен спектакль. Но если она ещё где-то прозвучит в формате читок, будет уже неплохо. Окончательный вариант этой пьесы я доделывал сразу после «Ремарки» в Казани, оставалось меньше недели до дедлайна Любимовки. Я был настолько недоволен пьесой, что уже решил забыть о ней и никогда к ней не возвращаться. Но именно «Ремарка», атмосфера, которая была на фестивале, вдохновила меня на то, чтобы закончить и всё-таки отправить текст на Любимовку, несмотря на все свои сомнения. Помню, как я гулял по Казани, а в наушниках постоянно звучал саундтрек к будущей пьесе. Так что «Ремарка» стала для меня не только «результатом», с неё в буквальном смысле для меня началось новое движение.

 

 

Что нового Вам открыла читка вашей пьесы «Время сбора плодов» в Казани?

 

Читку моей пьесы представлял камерный театр «Театр. Акт». Актриса – Ангелина Мигранова, режиссёры – Родион Сабиров и Ангелина Мигранова. Не думаю, что я субъективен, мне кажется, это была одна из лучших читок на фестивале. Мне не один раз говорили, что я написал пьесу, которую не понятно, как ставить. «Театр. Акт» были на полпути к спектаклю, вот они понимали, как. И актриса была просто великолепна! Обсуждение длилось дольше самой читки, высказывались абсолютно противоположные точки зрения, были и те, кто вообще не понял, о чём пьеса, и конечно, те, кто не понимал, зачем такие пьесы писать. Главное, что я сумел задеть какой-то нерв в людях, вывести их на размышление о своих страхах и о нашем общем будущем. Надеюсь, пьеса всё-таки найдёт своего режиссёра. Мне самому очень интересно, каким может быть спектакль.

 

Расскажите о других драматургических конкурсах, в которых вы участвуете, какой был самый первый драматургический конкурс?

 

Систематически отправлять свои пьесы на конкурсы я начал в 2010 году – это были «Любимовка» и «Свободный театр». Но первые результаты появились  только в 2014-м. Тогда сразу несколько пьес были замечены на разных конкурсах. «Гелиотропы в цвету» (одноактовка с элементами абсурда) вошла в шорт-лист Литодрамы, «Уроки первой любви» (пьеса для детей) стала одним из лауреатов «Маленькой премьеры». «Две истории о потере невинности и только одна о любви» вошла в шорт-лист «Действующих лиц», в список пьес, отмеченных отборщиками Любимовки, и заняла второе место на Волошинском конкурсе. Тогда и начались первые фестивали, читки, публикации.

 

Зачем Вам в жизни понадобился театр?

 

А зачем мне жизнь без театра?

Театр начался для меня именно с пьесы. Спектакли, на которые мы ходили в школьные годы "с классом" не произвели на меня сильного впечатления. Но мне с детства нравилось читать пьесы. Обычно дети пьесы не любят – там нет описания действий героев, их чувств – только имена и реплики. Но именно это нравилось мне, за словами, произнесёнными вслух, увидеть всё, что не сказано, увидеть всю жизнь человека. Сознательно смотреть спектакли я начал уже имея свой взгляд на любимые пьесы. И вот тогда я полюбил театр – со сценой и актёрами, которые проживают чужие жизни на наших глазах.

Первую пьесу я написал ещё на первом курсе филологического факультета. К счастью, у меня хватило ума никому её не показывать. В какой-то момент я понял, что моим пьесам не хватает сценичности и для того, чтобы почувствовать сцену, я бросил работу в рекламе, которая приносила хорошие деньги, и пришёл в Русский драматический театр. Меня взяли звукооператором. И в этом театре я получил неоценимый опыт. Я наблюдал за работой потрясающих режиссёров – Игоря Селина, Ольги Лысак, Паоло Эмилио Ланди, и, конечно, Михаила Исааковича Рабиновича – художественного руководителя театра. Я наблюдал за актёрами, за тем, как постепенно на моих глазах от репетиции к репетиции они создают образ своего героя. Это фантастический процесс, в этих людей невозможно не влюбляться! Уже потом я сам играл в народном театре, стал участвовать в работе детской театральной студии. И вдруг я понял, что полностью подчинил свою жизнь театру, или театр подчинил себе мою жизнь. И это прекрасно!

 

Откуда вы черпаете вдохновение для творчества?

 

Я не знаю, что такое вдохновение. Творчество для меня – это исцеление. Пока я пишу – у меня период ремиссии.  

 

Как вы работаете над  пьесой – сделайте блиц-экскурс от замысла до последнего предложения в тексте, пожалуйста.

 

Когда ко мне впервые приходит идея новой пьесы, я сразу её отвергаю. У меня мало пьес, пишу я долго и медленно. Но все тексты, которые уже написаны, писать я сначала не хотел. Когда появлялась идея, первое, что я думал: «Да что за бред! Вот уж это я точно писать не буду!» Но эта идея не даёт мне покоя, вертится в голове, в конце концов, я решаю попробовать. Начинаю собирать материал. Например, для «Времени сбора плодов» я начал изучать мифологию, земледельческие обряды, психоанализ. А ещё обостряется слух. Когда в голове уже есть замысел, ты начинаешь слышать всё, что может тебе пригодиться – разговоры случайных людей, реплики из телевизора и т.д. – всё, на что раньше не обратил бы внимания, теперь будет чётко услышано и зафиксировано в памяти. Примерно первые полгода я вообще ничего не записываю. Всё только в голове. Мне нужно пожить со своими героями. Одни приходят и уходят, другие остаются. Наконец, я вижу их всех – тех, кто будет в моей пьесе, я уже знаю всю их жизнь и мне с ними интересно. Вот только тогда я решаю, что всё-таки буду это писать. Но бывали случаи, когда живёшь-живёшь вот так с персонажами, и вдруг тебе становится с ними скучно. Тогда до текста дело даже не доходит.

Я не записываю на бумаге план пьесы, не клею стикеры на стену, не рисую на доске стрелочками взаимосвязи между героями. Но в голове всё это есть. Я не начинаю писать, если не вижу всю пьесу целиком. Пишу я долго. Пьеса за три дня – это не моё. Несколько месяцев – не меньше. И потом, когда уже готов текст, когда он уже отправлен на некоторые конкурсы, я ещё продолжаю работу над ним. Даже если пьеса уже вошла в списки каких-то конкурсов, прозвучала на читках, я не считаю её завершённой. Почти после каждой читки я вношу исправления. Когда слышишь, как звучит твой текст в исполнении профессиональных артистов, сразу видишь неживые слова. Главное, вовремя остановиться, иначе будешь исправлять бесконечно. И в определённый момент я говорю себе: «Стоп, я сделал всё, что мог». И некоторое время живу спокойно, уверенный в том, что пьеса состоялась. Но проходит ещё два-три месяца, кто-нибудь просит отправить ему текст, я решаю его перечитать. И тогда понимаю, что первое впечатление всё-таки было правильным, и заниматься этой пьесой вообще не стоило. Я зря потратил на неё столько времени. Я ещё не написал пьесу, после которой почувствовал бы удовлетворение.

 

Поговорим о драматургии будущего. Возможны ли еще какие-то открытия новых средств выразительности, языка, текста и др.?

 

Конечно! Да, настоящие открытия сегодня – это уже не слишком частые события. Но ведь и наша планета, кажется, изучена всесторонне, измерена, сфотографирована из космоса, составлены подробнейшие карты, учтены все животные и растения. Но Земля всё равно преподносит нам сюрпризы. И вдруг кто-то открывает новый организм, и с географией оказывается не всё так однозначно. Я уж не говорю о секретах ядра Земли, тем более о параллельных мирах.

То же самое и в драматургии. Открытия обязательно будут. Каждый драматург пытается их сделать, изменить современный глобус театра. Если не стремиться к этому, зачем вообще писать пьесы?

 

Автор интервью - Елена Сылова.

Наверх