Новости

Это - как маятник

30 ноября закончился приём пьес на конкурс новой драматургии "Ремарка". В этом году обновился состав экспертов конкурса, появится семейное жюри в номинации «Маленькая Ремарка», но есть вещи, которые остаются неизменными: "Ремарка" по-прежнему принимает пьесы любого жанра и формата, а принять участие в конкурсе могут драматурги самых разных возрастов. Необходимым условием остаётся только то, что пьеса должна быть написана на русском языке и не должна быть поставлена в профессиональном театре на момент подачи заявки.

Как развивается современная драматургия? Чем она похожа на Новую драму, а чем - нет? Что общего у пьес современных молодых (и не только) авторов? Может ли вокруг пьесы сейчас развернуться целая дискуссия, как бывало раньше? На эти и другие вопросы в блиц-интервью отвечает драматург, преподаватель, председатель жюри конкурса новой драматургии "Ремарка" Михаил Дурненков.

С момента вашего последнего интервью по поводу "Ремарки" прошло почти три года. Что случилось с тематикой пьес за это время?

Не заметил глобального изменения тем пьес. Разве что мозг перестал выделять отдельно пьесы, представляющие собой переписку в интернете.

Герой пережил какие-то трансформации?

Герой меняется вместе с реальностью и обществом. Тут можно провести параллель и самим ответить на вопрос: изменилось ли общество за эти три года. И если изменилось, то в какую сторону.

Нет ли у вас ощущения, что арсенал тем и проблем в сегодняшней драматургии оскудел? Не заполонила ли современный театр только социальная проблематика или, наоборот, сугубо личностная?

Нет.

Почему драматурги не пытаются выйти на какой-то более широкий уровень?
Что такое более широкий уровень? Миф? Притча?

Под более широким уровнем я имею в виду выход за пределы современных российских реалий и вообще преодоление какой-либо привязки к однозначно узнаваемым пространствам, а также попытка более «надвременного» драматургического взгляда. И да, это может быть в формате мифа или притчи, хотя необязательно.

Это как маятник. Заслуга Новой Драмы нулевых была как раз в том, что драматурги обратили внимание зрителя и театра на реальность, от Общих Человеческих и Космических тем, которыми в те времена занимались художники уровня Някрошюса. Возможно, эта заинтересованность современностью и человеком, вписанным в современность, через какое-то время опять сменится отвлеченным и обобщенным взглядом на мир. Но пока такой четкой тенденции, на мой взгляд, не прослеживается. «Взгляд из Космоса» вообще более характерен для времени революции, когда парадигмы меняются каждый день и ты не успеваешь их осмыслять.

Вы ощущаете, как меняется язык драматургии?

Горизонтализация общества разглаживает язык, делает его более общим, нарастание иерархичности же наоборот заставляет расцветать язык, как жаркий климат тропиков цветы в джунглях. Раньше ещё было разделение на язык, грубо говоря, технарей и обитателей высокотехнологичных сред и язык менее интегрированных, но с развитием интерфейса, который одинаково удобен и «ботаникам» и прочим, мы теряем даже эти языковые маркеры.

Современные драматурги умеют схватывать изменения языка?

Даже если драматург-профессионал не заметит изменения языка, всегда найдётся драматург, который плоть от плоти представитель этой языковой среды.

А влиять на язык драматург может?

Не совсем тот жанр. Авангардная поэзия может, может влиять великая литература. Но драматургия идёт позади события, описывая его. В том числе позади языкового события.

Вы говорили, что пьесы, которые приходят на «Ремарку», более "классические", в них меньше эксперимента с формой, зато они качественно сделаны, в них видится больший авторский опыт. По-прежнему ли можно назвать это отличительной чертой «Ремарки» от других конкурсов, той же «Любимовки»?

 
Не могу отличить в этом смысле Ремарку от других конкурсов, но от «Любимовки» действительно отличить могу.


«Ремарка» - прикладной конкурс. Одна из главных его задач - принести пьесу в театр. Задача по-прежнему выполняется? Как обстоит дело, например, с пьесами с последней «Ремарки»?

 
Были поставлены почти все.

Как, на ваш взгляд, отражается в драматургии сегодня все большая открытость театра для непосредственно зрительского участия? Проявляются ли как-то эти черты новой драматургии в пьесах «Ремарки»?

Пока это не очень заметно, но, как мы уже сказали, «Ремарка» – это конкурс, рассчитанный на результат, а не на процесс. Результативные пьесы – это те, в которых понятно их устройство, потому что уже видели такие и можем их сравнить.

В прошлом интервью вы говорили, что время бурных дискуссий по поводу "острых" пьес скорее закончилось. Как вы считаете, возможно ли в ближайшем будущем возобновление полемики вокруг новых пьес?

Так же, как и вокруг острой литературы, как мне кажется. Но мне интересно было бы увидеть пьесу, которая снова сможет «всколыхнуть».

Существует ли, на ваш взгляд, в современной драматургии и вообще в современном искусстве такой аспект, как талант?
В чем состоит "талантливость" пьесы?

Для меня – в невозможности точно понять, определить и сказать, «как это было написано». Когда я не могу провести прямую между автором и пьесой, и мне начинает казаться, что в этом процессе участвовал кто-то ещё, или что-то третье.

Беседовала Лифиренко Анна

Наверх